Инструменты пользователя

Инструменты сайта


4_публикации:kp061113

Трамваи Твери, как ненужных стариков, обрекли на смерть

Александр ГРОМОВ (6 Ноября, 17:58)


Для многих вагончиков эти рельсы станут последним путем, на котором они находились.
Фото: Александр ГРОМОВ

Корреспондент «Комсомолки» побывал в трамвайном парке и выяснил, какой ценой составы заставляют ездить по областной столице [комментарий чиновников + фото]

Раннее ноябрьское утро. Хотя для большинства - ночь, на часах 4 часа утра. Первые работники городского электрического транспорта (ГЭТ) уже спешат на работу. Кому-то выводить на линию трамвай, кому-то в дежурить в диспетчерской. Один из последних выходов на линию из парка в начале восьмого утра. Корреспонденты «Комсомолки» провели одно утро вместе с работниками тверского ГЭТ, чтобы понять, как тверской трамвай до сих пор умудряется вопреки всему ездить и перевозить пассажиров. 5 ноября Тверской трамвайный парк выпустил на улицы областной столицы 34 трамвайчика. Правда, по наряду положено 35 вагонов, но последний «экипаж машины боевой» слёг с температурой. Вот вагон и остался стоять, смотря в темноту не загоревшимися глазницами фар.

В бой идут одни «старики»


Трамвай под управлением Светланы Эйхман выходит на линию
Фото: Александр ГРОМОВ

В диспетчерской, где контролируют выпуск вагонов на линию, все по-домашнему: теплое одеяло, небольшая кушетка, кружка крепкого чая с забытой в ней ложкой, рядом цветок в горшке и кружевная тюль на окнах. Документы ровно уложены под стекло стола, авторучки и карандаши в специальной подставке. Через полчаса в 8.00 у диспетчеров пересменка.

- Были такие времена, когда два депо выпускали на тверские улицы почти 200 машин. С площади Капошвара уходило 103 вагона, с Хрустальной 90, - рассказывает с грустью в голосе начальник службы эксплуатации трамвайного парка Ирина Затовкина. Её стаж работы 30 лет. - Сейчас на 35 вагонов едва набираем водителей и кондукторов.

Нехватка кадров в трамвайном депо очень серьезная. Работать сюда идут с неохотой. Водители вагонов в основном «старая гвардия». В город идут одни «старики», шутят на предприятии, это те, кто отработал на вагонах по 10 - 20 лет. Кстати, основной водительский состав - женщины. Кондукторы - больше половины пенсионеры. Сейчас водитель трамвая получает в месяц около 18 тысяч рублей. Если в праздники отработать несколько смен, можно подзаработать и побольше. А кондуктор получает 14 - 15 тысяч рублей. Труд тяжелый, постоянное напряжение. Неудивительно, почему народ не стремится на такую работу.

- Каждый маршрут в городе имеет свой план по продаже билетов, - продолжает Ирина Затовкина. - Самый доходный - 5 маршрут. Там план 300 рублей в час. За ним идет 13 маршрут. Если говорить о самом малодоходном маршруте - это №6. Половина пути трамвая пролегает по Затверечью, в основном там ездят одни пенсионеры.

В отличие от маршрутного транспорта, где от медосвидетельствования можно увильнуть, перед выходом каждого трамвая водителя проверяют на алкоголь. Не удивительно, что за восемь месяцев тверские гаишники поймали девять пьяных маршрутчиков и даже четырех водителей-наркоманов. А вот про вагоновожатых вы такое слыхали? То-то и оно! В «ГЭТ» такое не пройдет. В диспетчерской располагается специальный кабинет, где водителей проверяют на предмет «пьянки». Кстати, кондукторов также проверяют. Незачем перегаром на пассажиров дышать.

- Глубокий вдох, выдох, - говорит доктор в белом халате водителю, зябко поежившись. В диспетчерской в очередной раз снизили параметры отопления.
- Скоро всех на больничный отправим с простудой, - внимательно следя за стрелкой алкотестера, продолжает доктор. Прибор жалобно пискнул, все в норме, можно за «баранку». Напоследок, по традиции предприятия, медработник желает счастливого пути водителю.

Меняем старое на старое


На заготовительном участке, здесь готовят запчасти для многих узлов и агрегатов трамваев
Фото: Александр ГРОМОВ

Рассказать о святая святых «ГЭТ» - ремонтном цехе - корреспондентам «Комсомолки» вызвался главный инженер предприятия Александр Воробьев. Работа с трамваями у него в крови - отец, мать и брат - такая «трамвайная» династия. В ГЭТ вообще много рабочих династий.
- Вот здесь мы и собираем трамваи, - заходя в огромной цех, где пахнет сваркой и сталью, говорит инженер. Учитывая возраст трамваев, Александр Геннадиевич не оговорился про «собираем».

Цех действительное бескрайний с множеством ответвлений, смотровых ям и комнат. Здесь проходят и ежедневные осмотры трамваев, ведется книга поезда и делается все-все, что связано с обслуживанием вагонов. В углу сверкает сварка, на специальном участке ведется резка металла, по центру на огромном станке вновь делают круглыми трамвайные колеса. Чуть подальше, в специальной смотровой яме, копошатся рабочие. Спускаюсь к ним.


- Приветствую, мужики!
- Привет, - выглядывает из-за деталей молодой парень.

Разговорились, оказалось, что Александр Скрипкин, фактически будущий коллега, получает образование заочно на филфаке, а здесь работает уже год. Зарплата небольшая, зато на сессию отпускают без проблем. Все по трудовому законодательству.
Идем с инженером дальше.

- Знаете формулу площади круга? - неожиданно спрашивает Александр Воробьев.
- Число «пи» на радиус в квадрате, - как на уроке, отвечаю я.
- Вот квадрат и стучит на тверских улицах, - улыбается инженер, поймав меня на старой шутке. - Ну а если серьезно, слушаю радио «Комсомольская правда», частенько у вас эксперты заявляют, что ездим мы на квадратных бандажах (колесах. - Ред.). Могу с ответственностью заявить, что это не так.

Оказывается, стучат исключительно стыки рельсов (все знают, в каком состоянии тверские пути), они-то, по словам инженера, уродуют колеса трамваев. Как пример, в 2007 году город закупил два новых трамвая. Так вот оба законсервированные стоят на запасных путях. Один вышел из строя исключительно по вине отвратительных путей. Вагончик сломал ось между колесами. Новую пока так и не купили. Денег нет. А у второго проблемы с электроникой.

Ремонт - это отдельная песня на предприятии «ГЭТ». Многие запасные части создаются из стали прямо здесь в цехе.

- Держимся мы сейчас за счет так называемых трамваев-доноров. Многие трамваи сейчас списывают. Снимаем с них все узлы и агрегаты, перебираем вплоть до винтика, получается новая работающая деталь, - с горечью в голосе сообщает инженер Воробьёв. - Что делать, меняем старое на старое. Например, на заготовительном участке одну из деталей с резьбой делают так. Стачивают на старой детали резьбу, и вместо нее наваривают металл, затем вновь наворачивают резьбу. Такой вот «прием Кулибина». Всё, как когда-то в СССР. И это все не от хорошей жизни. Купить новую нет денег, а некоторые детали вовсе не производят.
Чуть ли не первое дело в ремонте трамваев - это сварка. В ремонтном цехе работает сварщик пятого разряда, профессионал своего дела Александр Хижинкин.
- Работаю здесь уже 30 лет с кусочком, - улыбается усатый сварщик. - Если точно, 32 года. Могу варить всем, чем можно это делать. Работа тяжелая, но очень интересная, это мне по душе. Получаю 15 тысяч. Захочешь внучат побаловать, «киндер» купить, задумаешься. Но что делать, конечно, покупаю.
Александр уже вырастил двоих детей - сына и дочь, сейчас им 26 и 28 лет соответственно. Подрастают внуки, 2 и 4 годика.

Кладбище трамваев

Отсюда вагончики уходят «под нож»
Фото: Александр ГРОМОВ

За ремонтным цехом находятся «отстойные пути». Там складируют вагоны, которые списаны «под нож», те самые доноры. Их как металлолом отправят на переплавку. Для многих вагончиков эти рельсы станут последним путем, на котором они находились. Сейчас там в ожидании скорбной кончины три трамвайчика, точнее то, что от них осталось. С них снято буквально все.
- Вот, посмотрите, как прогнили несущие балки. Этот вагон уже не выдерживает никакой критики, - показывает Александр Воробьев. - Но, несмотря ни на что, мы будем жить и работать. Мы хотим быть нужными городу. Кстати, сейчас на предприятии полностью реставрируют один из трамваев. Хотят создать образец, чтобы показать и жителям, и властям то, как можно преобразить даже старый трамвай. 12 ведер шпаклевки на корпусе, качественная краска, новые сиденья, выравненные по ниточке, новые колеса. Так можно будет сделать даже все старые трамваи, говорят на предприятии, было бы финансирование и желание.
А пока тверской трамвайный парк продолжает жить в прошлом веке и ездить на трамваях, многим из которых место уже в музее или на кладбище трамваев.

Вместо послесловия

Назад в СССР
В редакцию я решил доехать на трамвайчике. Колёса стучали по стыкам, вагон раскачивался, кондуктор плотнее укутывалась в одежды, пассажиров было мало. Я родился на границе существования СССР, в 1990 году, и о той жизни могу судить только по рассказам родителей. Но, трясясь в трамвайчике, я понял, что везёт он меня не на работу, а назад, в СССР. Не потому, что там было плохо или хорошо, а потому, что там трамваи были нужны, они не были изгоями, их любили, про них слагали песни, в них находили свои судьбы, в них просто любили кататься. А сейчас многие просто ждут их смерти, прикрываясь бездушными фразами: нет средств, мешают на дороге… Забыв, что трамваи во много создавали (и ещё пытаются это делать) неповторимый, завораживающий облик нашей славной Твери, которая вдруг стала трамваям мачехой…

Комментарий транспортника
Игорь Федоров директор МУП «ГЭТ»:
- Наша задача сейчас - выжить и дождаться, когда нас начнут финансировать. Администрация города должна определить, сколько в год можно выделять на реконструкцию трамвайных путей. Непонятно также, как будет обновляться подвижной состав. Есть технологии восстановления трамвайных путей: московские, питерские. На 1 километр пути совмещенного с автомобильным транспортом необходимо 50 миллионов рублей. Это притом, что его не нужно будет обслуживать в течение 20 лет. На обособленные от транспорта пути необходимо меньше - 19 - 20 миллионов рублей. Замена всех путей на всем Тверском проспекте, например, обойдется в 200 миллионов. При желании эти деньги можно найти.

Комментарий чиновника
Михаил Суханов, исполняющий обязанности начальника департамента благоустройства и дорожного хозяйства и транспорта администрации Твери:
- Учитывая большой процент изношенности подвижного состава и путевого хозяйства, администрация Твери вопрос о приобретении трамвайных вагонов и ремонте трамвайных путей держит на контроле. Для этого проводится мониторинг, изучается опыт других городов, республик (Чехия, Белоруссия) по решению аналогичных вопросов. Рассматриваются и взвешиваются варианты приобретения кузовов первой комплектности и трамвайных вагонов в Чехии, бывших в эксплуатации. Однако, учитывая, что решение данных вопросов требует больших капиталовложений, предметно ответить на данную тему возможно после принятия бюджета города на 2014 год.




Диспетчер по выпуску «ГЭТ» Ирина Боровинская готовиться сдать смену
Фото: Александр ГРОМОВ




Сотрудники «ГЭТ» проходят медицинское освидетельствования
Фото: Александр ГРОМОВ




Водитель трамвая 18-летним стажем Светлана Эйхман
Фото: Александр ГРОМОВ




Главный инженер МУП «ГЭТ» Александр Воробьев
Фото: Александр ГРОМОВ




Ремонтный цех
Фото: Александр ГРОМОВ




Прием заявок на ремонт вагонов
Фото: Александр ГРОМОВ




Здесь колеса из квадратных, коими они стали на тверских путях, вновь делают круглыми
Фото: Александр ГРОМОВ




Трамвай на ремонте
Фото: Александр ГРОМОВ




Студент заочник филфака ТвГУ Александр Скрипкин работает в ГЭТ. Признается платят мало, но на сессии отпускают
Фото: Александр ГРОМОВ




Старые пути сложены и используются, когда где-то находятся рельсы хуже
Фото: Александр ГРОМОВ




С трамваев, которые идут в лом снимают все, что возможно.
Фото: Александр ГРОМОВ




За ремонтным цехом находятся «отстойные пути»
Фото: Александр ГРОМОВ


Ссылка на оригинал

4_публикации/kp061113.txt · Последние изменения: 19.03.2014 17:34 (внешнее изменение)